Часть 11: Рул Зёйдхоф (53 года) из Амерсфорта

Фото и текст Еруна Хендрикса

Рул является директором библиотек муниципалитета Нейкерк (Nijkerk), и в 2017 году он взял могилу под опеку.

«Когда я был маленьким, моим родителям пришлось многое пережить во время Второй мировой войны в Гронингене. Мой отец укрывался в убежище, и присущий этому страх, когда немцы снова совершали рейд, был велик. Даже по прошествии многих лет он не мог смотреть без слёз на своё убежище, переживая всё заново.      

Дом Схолтен (Scholtenshuis) был печально известен, многие жители Гронингена и провинции подверглись жестокому обращению и были убиты, иногда их тела так и не находили. Для меня всегда было ужасно то, когда семья не знает, где похоронен близкий человек, и нет могилы, которую можно было бы посетить.

Я также ощутил это, когда государство выделило средства, чтобы убрать сбитые самолёты, иногда ещё с находящимся в них экипажем. Некоторые муниципалитеты считали: «Оставьте это как есть, мы не будем проводить расследование». Они так говорили, по большей части, из-за расходов, ведь если представить, что это будет значить для семей, когда их отец, сын или дядя снова найдётся и появится место для скорби…».    

Для Рула это приобрело конкретные очертания, когда он прочитал историю об одной пожилой русской женщине, которая проходила компьютерные курсы. «Она впервые набрала имя своего деда в Google и среди первых появившихся результатов увидела название «Советское Поле Славы».  

Когда, наконец, благодаря Фонду у неё появляется возможность посетить его могилу, то для меня это многое значит. Тогда я решил взять могилу под опеку. Я очень хотел бы внести свой вклад, чтобы все эти пленные, которые подверглись таким издевательствам и были расстреляны, или умерли от лишений, имели место, где их поминают со всеми почестями, и чтобы их семьям всё-таки стало известно, где они захоронены. Слава Фонду, неугасающему энтузиазму Ремко Рейдинга и всем волонтёрам, чтобы исследование продолжалось дальше и этому всегда уделялось внимание!».   

Рул стал попечителем могилы неизвестного солдата.

«Насколько я знаю, могила, которую я взял под опеку, не имеет истории. Конечно же, я надеюсь, что кто-то из членов семьи будет найден. Когда я проходил обучение в Библиотечной Академии, то брал уроки русского. Знание языка полностью угасло, но, может быть, это ещё одна причина, чтобы снова заняться его изучением и самому начать поиск, размещать информацию и т.д.».