Часть 5: Рон Клюндер (57 лет) из Марссена

Фото и текст Еруна Хендрикса

Бывший профессиональный военный является попечителем двух могил. 

«Я записался в очередь, чтобы взять могилу под опеку на американском военном кладбище в Маргратене. Но там мне сказали, что время ожидания, возможно, составит ещё по меньшей мере три года. Затем я продолжил поиски могил под опеку в своём собственном регионе и зашёл на веб-сайт Советского Поля Славы в Леуздене.  

Я начал подробно изучать историю этих советских бойцов и купил книгу Ремко «Дитя Поля Славы». Она мне очень понравилась, и я подумал, почему бы мне не взять под опеку могилу советского солдата? В конечном итоге, теперь я являюсь попечителем могил Алексея Шипилина и Алексея Котенка, чем я очень горжусь».

Как бывший профессиональный военный при Королевской военной полиции Нидерландов Рон чувствует определённую связь с этими советскими солдатами. 

«Сам я дважды участвовал в военной миссии в Ливане и на Синайском полуострове, и поэтому я, как никто другой, хорошо понимаю, как это: заботиться о свободе ближнего в качестве солдата. Оба раза, когда я возвращался с миссии, было мало уделено внимания тому, что нам пришлось пережить.    

В итоге, я думаю, что в Нидерландах о тебе, как ветеране, быстро забывают. К счастью, в других странах этому уделяют большее внимание, и отчасти поэтому я решил взять могилы под опеку. Я считаю, что мы всегда должны помнить о тех, кто сражался за нашу свободу, или свободу других. Когда я нахожусь на Поле Славы, то как бывший профессиональный военный, я всё-таки чувствую определённую связь с этими парнями.  

Я посещаю кладбище по меньшей мере один раз в месяц и возлагаю цветы на их могилу. Я даже был здесь с своей внучкой (см. фото). К счастью, она ещё не понимает, что такое Поле Славы, но когда я смотрю, как она возлагает цветы для «моих парней», то у меня содрогается сердце.

Я надеюсь, что позже я смогу рассказать ей, что этим ребятам пришлось пережить, чтобы когда-нибудь она переняла «эстафетную палочку» и память о советских солдатах жила вечно».